бодибилдинг, фитнес, культуризм

Арнольд Шварценеггер. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Поиск по сайту

Разделы
Фитнес
Упражнения
Программы тренировок
Питание
Книги
Статьи
Бодибилдинг Видео
Скачать видео
Карта сайта
Читальный зал
АНАБОЛИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ↓
А.Шварценеггер ВОСПИТАНИЕ КУЛЬТУРИСТА ↓
Юрий Шапошников "Секреты Атлетизма" ↓
Всестороннее руководство по технике выполнения упражнений с отягощениями ↓

Банки и деньги

Арнольд Шварценеггер "ВОСПИТАНИЕ КУЛЬТУРИСТА"

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Я незамедлительно вернулся к своему тренировочному графику. Я не отдыхал совсем. Святое дело: дважды в день я выбрасывал все лишнее из головы и проводил тренировку. Произошли и другие изменения, которые могли затронуть всю мою жизнь. Человек, которому принадлежал зал и которым я ру-ководил, вдруг заявил, что кончает заниматься бизнесом в этой области. В первую очередь этот бизнес он предложил перекупить мне. Это был отличный случай: я смог бы тренироваться и быть независимым. Ни-чего лучшего я и пожелать не мог, но у меня не было денег, чтобы купить этот зал. Я смог бы занять какую-то сумму, но этого явно было недостаточно. У меня не было еще достаточной репутации, чтобы взять деньги в банке, а у моих друзей не было таких денег. Но я знал, что деньги надо достать обязательно. И я достал их. Я руководил клубами, продавал пищевые добавки, давал частные уроки и делал любую другую левую работу, которую только удавалось найти. Из этих источников и из того, что удалось занять у друзей, я в конце концов наскреб необходимую сумму, чтобы купить оборудование для зала. Но и после этого дела не поправились. Были долги, которые нужно было отдавать, а кроме того, надо было сделать кое-какие работы в зале. Это была борьба, адская борьба.

Своей семье я ничего не сообщал. Они представления не имели, что происходит. Они были расстроены моим уходом из армий и моей поездкой в Мюнхен, тем, что я бросил дом и начал руководить спортзалом, тем, что отказывался учиться какой-нибудь респектабельной профессии. Они регулярно звонили мне и писали письма. Они спрашивали меня, когда я найду настоящую работу и начну жить размеренной жизнью. Они спрашивали меня: "Неужели мы вырастили лодыря и тунеядца? Сколько ты еще будешь тренироваться и жить в воображаемом мире?" Я стойко переносил все эти упреки. Каждый раз я приезжал домой на праздники, мать отводила меня в сторону и спра-шивала: "Арнольд, почему ты не слушаешься своего отца? Бери с него пример. Смотри, чего он достиг в своей жизни. Он добился определенных результатов. Работает в полиции. Его уважают".

Все, что они говорили, я пропускал мимо своих ушей. Мой образ мыслей был выше всего этого, был выше работы за зарплату, выше Австрии и респектабельности в мелких городах. Я продолжал делать в точности то, что я должен был делать. Мысленно я представлял себе единственный выход, который заключался в том, чтобы достичь вершины, чтобы быть самым лучшим. Все остальное имело второстепенное значение.
Мои родители не знали, как трудно мне приходилось в самом начале в Мюнхене, иначе они настаивали бы еще сильней. Единственное, что меня спасло, так это мой интерес к бизнесу. Я лучше всех учился этому предмету в школе и в старших классах. Я думаю, что где-то в глубине сознания я понимал, что должен хорошо знать механику делового мира, чтобы сделать свои мечты выгодными. Я начал применять это на практике в Мюнхене. Второе место на соревнованиях "Мистер Юниверс" я стал использовать в рекламных целях, чтобы привлечь новых клиентов в мой спортзал. За очень короткое время их число увеличилось с семидесяти до двухсот.

Вскоре после возвращения в Германию я соревновался в Эссене. Благодаря успеху на "Мистер Юниверс" там на меня смотрели, как на супермена. Я думаю, что ни одни судья не взглянул на меня критически. Можно сказать, что эти соревнования я выиграл, едва переступив порог. Несмотря на то, что на соревнованиях не принято про- изводить измерения, один из судей достал сантиметр и измерил мне руку. Получилось больше двадцати дюймов. Для них этого было достаточно. Когда я вернулся в Мюнхен, мои фотографии стали все чаще появляться на обложках культуристских журналов. Это вызвало новый приток клиентов в мой зал. Дела стали поправляться. В итоге я смог выплатить долги и даже оставить кое-какие деньги для себя. Я получил письмо из Лондона, в кбтором меня просили приехать для "представления". Через несколько дней пришло еще одно письмо из Ньюкасла, потом еще по одному из Плимута и Белфаста. И все приглашали меня для "представления". Это Несколько меня озадачило. Что они понимали под словом "представление"? Об этой стороне бодибилдинга я вообще ничего не знал. Из Лондона письмо написал Ваг Беннет - один из судей на соревнованиях "Мистер Юниверс". Он пригласил меня домой на ужин после соревнования. В тот раз он мне сказал, что мой тип сложения ему нравится больше, чем Йортона. На том соревновании он был за то, чтобы мне дали первое место. Он был одним из организаторов лондонского шоу и содействовал тому, чтобы и другие английские организаторы пригласили меня. Он сказал мне тогда, что он и его семья хотели бы мне помочь советами. Я вспомнил, что мне было приятно с ним общаться, и написал, что согласен на его предложение.

Я прилетел в Лондон за несколько дней до начала представления. Ваг поселил меня у себя дома и стал учигь позировать под музыку. Сначала я возмутился: я выиграл второе место на соревнованиях "Мистер Юниверс", почему это он думает, что может меня чему-то научить в позировании.
Это было глупое, и высокомерное поведение. По правде говоря, трудно было бы найти более лучшего и понимающего учителя. Ваг Беннет участвовал в судействе соревнований много лет и, естественно, много знал о том, что больше всего впечатляет судей и зрителей. Сначала он дал мне несколько предвари-тельных советов о том, как строить позирование. Я не хотел снимать рубашку. Я хотел выдержать паузу, чтобы он удивился, увидев, чего я достиг со времени нашей встречи на соревнованиях месяц назад, И действительно, когда я ее снял, он был поражен, а потом сказал, что это еще одна причина, чтобы позировать в движении и под музыку.
Я был совершенно смущен его предложением позировать под музыку. У меня не было никакого музыкального слуха, да и к тому же я не любил полуклассическую музыку, которую он предлагал. В то время я всегда считал, что все старинное и классическое представляет собой скуку и потерю времени. Я любил современную музыку, что - нибудь популярное, с четким ритмом и движением. Он объяснил, что для выступлений стоит использовать более сложную музыку, более глубокую. Он считал, что наиболее подходящей будет музыка из фильма "Исход". Ваг объяснил, что культуризм - это шоу-бизнес, особенно на высоком уровне выступлений и соревнований. Я эту мысль осознавал, но никогда для себя ее вслух не высказывал. Если я хотел достичь результатов в выступлении, я должен был научиться выступать. Естественно, этот аргумент меня убедил.

Он включил музыку из фильма "Исход". Сначала я смутился. По-моему, я даже засмеялся. Я не мог позировать под это. Он попросил меня попробовать. Он показал мне, как использовать определенные впечатляющие позы во время возвышенных отрывков мелодии, чередуя их с более привычными позами во время спокойных частей музыки. Он научил меня, что движение должно быть плавным, ритмичным, а не отрывочным. Он показал мне фотографии выступлений других культуристов и прокрутил фильм с их позированием. При этом он показывал слабые места и ошибки. Через два дня у меня появилась совершенно новая программа позирования.

Я думаю, что сам Ваг не был уверен, что у меня получится. Я был большой и неуверенный, и думаю, что все это выглядело напряженно и медленно. К тому же, вероятно, прогресс был небольшим. Да у меня никогда хорошо и не получалось, когда я учусь что-либо делать. Обычно сильные качественные изменения бывают тогда, когда- то, что я делаю, засчитывается по-настоящему. Это и произошло в Лондоне во время первого представления. В тот момент, когда я вышел на сцену, все встало на свои места. Результаты меня удивили. Произошло так, как предсказывал Ваг. Зрители аплодировали, когда музыка звучала громче, и они сидели тихо во время тихих пассажей. Вся система Вага работала как надо. После того, как я закончил, зрители кричали и аплодировали. И я понял, что музыка сыграла важную роль. До этого мое позирование было как неозвученный фильм, а теперь фильм стал звуковым. Это придало позированию новое измерение. Специально направленный свет создавал тени на теле, а музыка оттеняла движения, мне казалось, что это было специально созданное для меня, нечто очень удовлетворяющее. Я был на пьедестале, и 2000 человек смотрели на меня. Я чувствовал себя великим.

В этот вечер я подписывал автографы первый раз в жизни. Не мог в это поверить. Вокруг меня столпились люди и совали мне в руки бумажки. Я не знал, что с ними делать. Ваг крикнул "Они хотят взять у тебя автограф!" Это удивительное чувство написать "Арнольд Шварценеггер" поперек програмки. Внезапно я стал звездой. Теперь бодибилдинг стал для меня шоу-бизнесом. Я купил "Ехоdus" н возил за собой всюду, куда ездил. Я стал действовать как настоящий профессионал: привозил свою музыку, объяснял директору сцены, какое мне нужно освещение, когда и какие прожектора включать и выключать. Такой у меня стиль. Как только я что-то понял, я беру управление на себя. Успех этих выступлений в Великобритании был невероятный. Об этом услышали голландцы и пригласили меня к себе. И хотя я был новичком, они хотели не какого-нибудь культуриста, они хотели именно Арнольда. Нужно было большое тело. Нужна была зрелищность. В то время людей больше привлекало огромное тело, нежели чем совершенное, больше нравилось представление, где человек выглядел как огром-ное животное. Они называли меня "гигант из Австрии" и "австрийский медведь". В газетах писали: "Если бы Геракл родился именно сегодня, то его бы звали Арнольд Шварценеггер".

Я выступил в Голландии, в Бельгии, потом снова поехал в Англию. Мне платили сто марок плюс расходы за каждое выступление. Это было почти ничего, но я был счастлив. Денег, говоря серьезно, у меня не было, но я был молод и я знал, что деньги будут в будущем. Я набирался опыта в таких выступлениях. Я научился всяким мелочам. Например, мне нужно улыбаться, а не выглядеть серьезным, тщательно наносить масло на тело, а также искусственно сокращать количество поз, чтобы меня вызывали на бис. Я становился профессионалом. Моя деятельность обгоняла мой возраст и опыт. Я рос настолько быстро, двигался вперед так стремительно и становился так неожиданно знаменитым в культуризме, что я с трудом поспевал за событиями. Я тренировался круглый год. Продолжал тренировки по-старому расщепленному графику - теперь уже осознанно, Не по необходимости. Большинство культуристов стало использовать этот же график. В американских журналах написали о раздельном графике как о моем секрете: этот метод тренировки становился широко распространенным. Все думали, что я так быстро и значительно вырос только благодаря этому методу тренировки. Несмотря на то, что зал был мне в тягость, я предвидел, что в будущем он станет выгодным. Я продолжал бороться: выплачивать долги и кое-как сводить концы с концами.



страница 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

А.Шварценеггер "ВОСПИТАНИЕ КУЛЬТУРИСТА"

ГЛАВА ПЕРВАЯ. "АРНОЛЬД! АРНОЛЬД!"
1963 год. Арнольд с Куртом Марнулом
1965 год
ГЛАВА ВТОРАЯ
продолжение
1967
продолжение
1967 год "Мистер Юниверс"
Лондон
Чет Йортон
продолжение
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
продолжение
ГЛАВА ПЯТАЯ
продолжение
ОКОНЧАНИЕ
Соперники Арнольда
ГЛАВА ШЕСТАЯ.
продолжение
ГЛАВА СЕДЬМАЯ.
продолжение
продолжение цифры и факты

ГЛАВНАЯ
Вверх ФИТНЕС ТРЕНИНГ ПИТАНИЕ КНИГИ СТАТЬИ ФОРУМ КАРТА САЙТА ССЫЛКИ
(c) tvoe-telo.ru
Copyright © 2008 - 2010 tvoe-telo.ru
Бодибилдинг, культуризм, фитнес для начинающих
email: admin@tvoe-telo.ru